Собор Воскресения Христова (Спас на крови).


Храм во имя Воскресения Христова в Санкт-Петербурге, получивший в народе название «Спас на Крови» возведен в память о трагической кончине императора Александра II. Здесь на набережной Екатерининского канала (сейчас канала Грибоедова), император был смертельно ранен революционерами-народовольцами 1 марта 1881 года (по старому стилю).

Александр II (1855-1881) вошел в русскую историю как царь-реформатор. Получив страну, ослабленную Крымской войной, в тяжелейшем экономическом состоянии, он был вынужден пойти на масштабные преобразования. Главным делом его жизни стала отмена крепостного права в 1861 году. Именно за это Александр II получил прозвание «Царь-Освободитель». Реформы, последовавшие за отменой крепостного права: земская, судебная, военная, народного образования и многие другие затронули все стороны российской жизни. Развитие промышленности, строительство железных дорог, реорганизация армии, присоединение к России огромных территорий Средней Азии и Кавказа сделали страну действительно великой державой и во многом позволили обрести международный престиж, отчасти утраченный после поражения в Крымской войне. Освободителем император стал и для балканских народов, за свободу и независимость которых Россия воевала в Русско-турецкой войне 1877-78 гг.

Поступательное развитие страны было прервано усилением революционного движения. Организация «Народная воля», возникшая в конце 70-х годов выбирает террор как главный метод борьбы. Народовольцы всерьез полагали, что гибель царя и нескольких высших чиновников вызовет в стране смятение, на волне которого при поддержке рабочих и военных удастся свергнуть самодержавие и установить республиканское правление. Взяв на себя право вынести императору «смертный приговор», они начинают настоящую «охоту» на Александра II. Покушения следуют одно за другим; гибнут ни в чем не повинные люди; власти усиливают репрессии против революционеров, даже пытаются пойти на уступки, но ничто не останавливает цареубийц.

1 марта 1881 года произошло последнее покушение, стоившее жизни царю. Террористический акт тщательно готовился. Во время проезда кареты самодержца по набережной Екатерининского канала революционер Н.Рысаков бросил первую бомбу. Взрывом были ранены несколько человек, в том числе смертельные раны получили конвойный казак Александр Малеичев, сопровождавший карету, и находившийся рядом с местом взрыва мальчик разносчик Николай Захаров. Повреждена была задняя стенка императорской кареты, выбиты стекла, но сам царь не пострадал. Александр II отказался сразу покинуть место трагедии. Он отдал распоряжения о помощи раненым, посмотрел на схваченного террориста, и, уже возвращаясь к своей карете, был настигнут вторым взрывом. Другой народоволец, И.Гриневицкий, сумел бросить бомбу прямо под ноги императору. Истекавшего кровью Александра II перенесли в сани и отвезли в Зимний дворец. От полученных ран к утру царь скончался.

Инициатором увековечивания памяти убитого императора Александра II выступила Санкт-Петербургская Городская дума, депутаты которой предложили установить над местом ранения Царя-Освободителя часовню.

Новый император, Александр III, поддержав решение Думы, пожелал возвести не часовню, а храм-памятник. Был объявлен конкурс на создание проекта храма над местом трагедии. 17 апреля 1881 года, в день рождения Александра II, на набережной канала освящается деревянная шатровая часовня, сооруженная по проекту Л.Н.Бенуа. Часовня простояла до начала строительства храма в 1883 году (потом ее перенесли на Конюшенную площадь и впоследствии разобрали).

В первом конкурсе на создание проекта мемориального храма приняли участие виднейшие петербургские архитекторы. Большинство проектов были созданы в «византийском стиле». Но Александр III, рассмотрев избранные варианты, не утвердил ни одного из них, так как, по его мнению, они не отвечали характеру «русского церковного зодчества». Он выразил пожелание, «чтоб храм был построен в чисто русском вкусе XVII столетия, образцы коего встречаются, например, в Ярославле», и что «самое место, где император Александр II был смертельно ранен, должно быть внутри самой церкви в виде особого придела».

За первым конкурсом последовал второй. 28 апреля 1882 г. Комиссия приступила к отбору лучшей работы. Высочайшее одобрение получил совместный проект архимандрита Игнатия (И.В.Малышева), настоятеля Троице-Сергиевой пустыни под Петербургом, и архитектора А.А. Парланда. Именно этот проект удовлетворял все требованиям нового императора. Однако окончательный проект был утвержден лишь в 1887 году, после внесения А.А.Парландом ряда корректировок, значительно изменивших первоначальный облик храма.

Освятить будущий храм во имя Воскресения Христова предложил архимандрит Игнатий. Произошло это на первом же заседании Комиссии по строительству. Посвящение храма Воскресению Христову носило глубокий смысл: в таком наименовании звучала идея преодоления смерти, утверждалась связь между мученической кончиной Александра II и искупительной жертвой Спасителя. Место смертельного ранения Царя-Освободителя должно было восприниматься как «Голгофа для России».

Собор Воскресения Христова был торжественно заложен 6 октября 1883 года в присутствии митрополита Исидора и царской четы: императора Александра III и императрицы Марии Федоровны. В честь этого события была выбита медаль, которую по традиции вместе с закладной доской заложили в основание будущего престола.

Первый камень положил лично император Александр III. Перед этим фрагмент решетки канала, гранитные плиты и часть булыжной мостовой, обагренной кровью Александра II, сняли, уложили в ящики и перенесли на хранение в часовню на Конюшенной площади. Даже засыпали часть канала, чтобы будущий храм находился над местом гибели императора.

Хотя окончательный проект храма к 1883 году еще был не утвержден, строительство началось. Строился собор 24 года. Его смета составила 4 606 756 рублей (из них 3 100 000 рублей выделила казна, остальное составили пожертвования от императорской фамилии, государственных учреждений и частных лиц). Строительство осложнялось близостью канала. Впервые в строительной практике Санкт-Петербурга было применено бетонное основание под фундамент, вместо традиционной забивки свай. На мощном сплошном фундаменте из путиловской плиты возводят кирпичные стены.

Одновременно идет наружная облицовка, отличающаяся повышенной декоративностью и сложностью исполнения.

Стены храма облицованы коричневым кирпичом из Германии, беломраморные детали выполнены из эстляндского мрамора; особую нарядность храму придают поливные изразцы и цветная черепица работы фабрики Харламова. В 1894 году сомкнули своды купола, в 1896 на Петербургском Металлическом заводе были выполнены металлоконструкции каркасов девяти глав собора. Покрытие глав четырехцветной ювелирной эмалью специальной рецептуры не имеет аналогов в русской архитектуре. Эта уникальная работа была выполнена фабрикой Постникова.

6 июня 1897 года состоялось торжественное поднятие креста высотой 4,5 метра на центральную главу храма. Строительство продолжалось еще 10 лет. В основном велись отделочные и мозаичные работы. Архитектура храма Воскресения относится к позднему этапу развития «русского стиля» XIX века (одного из стилистических направлений эклектики). Архитектор А.Парланд создал оригинальное сооружение, вобравшее все самое лучшее и выразительное из арсенала русского зодчества допетровской Руси. Архитектурный образ храма навевает воспоминания о московских и ярославских церквях XVI –XVII веков. В качестве прообразов «Спаса на крови» специалисты называют московские храмы Троицы в Никитниках и Троицы в Останкине, ярославские храмы: Иоанна Златоуста в Коровниках и Иоанна Предтечи в Толчкове и другие. В основе композиции собора – компактный четверик, увенчанный пятиглавием. Центральные главы узорами напоминают главы московского Покровского собора (храма Василия Блаженного) – одного из символов России. Высота центральной шатровой главы 81 метр (это символично - в 1881 году был убит император). С востока три полукруглые алтарные апсиды завершаются золочеными главками. С запада к основному объему примыкает колокольня, выдвигающаяся в русло канала. Высота главы колокольни 62,5 метра (Александр II прожил 62.5 года). Именно колокольня выделяет само место трагедии, находящееся внутри храма. Над луковичной главой колокольни воздвигнут высокий крест, завершающийся императорской короной.

Войдя внутрь собора, мы сразу же оказываемся рядом с местом трагедии — фрагментом набережной, выделенным шатровой яшмовой сенью.

Сень, вырезанная русскими мастерами камнерезами, представляет собой восьмигранный шатер, который поддерживают четыре колонны. Большая часть убранства была создана из русской алтайской и уральской яшмы; балюстрада, вазоны и каменные цветы на шатре – из уральского родонита. За золоченой решеткой с императорской короной виднеются булыжная мостовая, плиты тротуара и решетка канала – место, где упал смертельно раненый император.

Интерьер собора имеет неповторимый облик – это удивительное сочетание мозаичного и каменного убранства. Стены и своды храма покрыты сплошным мозаичным ковром. Площадь мозаик составляет более 7 тысяч квадратных метров!

В 1895 году Комиссия по строительству объявила конкурс на исполнение мозаик. В нем участвовали мозаичное отделение Академии художеств, немецкая фирма «Пуль и Вагнер», итальянские фирмы «Сальвиати» и «Societa Musiva» и первая частная мозаичная мастерская А.Фролова, которая и стала победителем. Представленные ее мастерами образцы устроили членов Комиссии, как по техническим, так и по художественным достоинствам, и особенно по срокам изготовления мозаик. Все монументальные мозаики на стенах и сводах собора были выполнены этой частной мозаичной мастерской. Академии художеств доверили набирать только станковые иконы для иконостаса и киотов. Немецкой фирме «Пуль и Вагнер» заказали четыре мозаики для боковых частей иконостаса.

В мастерской Фролова мозаики набирали «обратным», или «венецианским» способом. Этот метод был рассчитан на исполнение масштабных композиций, воспринимаемых с большого расстояния. Живописный оригинал калькировался на плотную бумагу в зеркальном отображении. Рисунок разделялся на части, на каждую из которых наклеивали лицевой стороной кусочки смальты (цветного стекла). Готовую мозаику окружали рамой, и заливали цементным раствором. Мозаичные блоки крепились к стене. Швы между ними заполнялись мастикой, по которой композиция «добиралась» уже прямым способом набора. Основу художественного метода составляли упрощение живописного рисунка, лаконизм цветового решения и четкость светотеневых ограничений. Декоративность такой мозаики в большей степени, чем мозаики, выполненной «прямым способом», зависела от оригинала, предоставленного художником. Прототипом подобного письма служила фресковая живопись новгородских и ярославских храмов XVII века.

Живописные эскизы для мозаик Спаса на крови создавали 32 художника, в том числе Н.Н. Харламов, В.В. Беляев, и В.М. Васнецов.

В своде главного барабана – лик Христа Пантократора, что в переводе с греческого означает Вседержитель. Господь на мозаике по эскизу Н.Н.Харламова изображен оплечно, с руками поднятыми в благословляющем жесте. Евангелие перед ним раскрыто на словах «МИР ВАМ». Обрамляют лик Спасителя образы Серафимов и Херувимов. Их сомкнутые крылья создают изящный узор. Силуэт Спасителя выделяется на темно-синем фоне. Лик Господа с огромными темными глазами, устремленными на зрителя, необыкновенно выразителен и напоминает византийские образцы.

В соборе есть 2 иконы, набранные в мозаичной мастерской Академии художеств «прямым» или «римским» способом. В этом случае изображение набиралось из небольших кубиков смальты, обладающих богатой палитрой цветовых оттенков.

Лицевая поверхность мозаики шлифовалась, полировалась, и в итоге готовое изображение почти не отличается от живописного оригинала.

В левом северном киоте — икона Святого благоверного князя Александра Невского — небесного покровителя императора Александра II, набранная по живописному оригиналу Михаила Нестерова. Художник создал проникновенный образ молящегося князя, склонившегося перед иконой Богоматери, над которой выложены слова из Писания «Не в силе Бог, а в правде». Святой князь изображен в латах, но на доспехи накинут плащ, щит и меч положены к подножию Богородичной иконы. Александр Невский погружен в молитву, в руке его — горящая красная свеча. Икона поразительно подобрана по цвету, передан и блеск доспехов князя, и горение свечи. В правом южном киоте – икона Воскресения Христова, также по оригиналу М.В. Нестерова. На этой иконе Господь изображен воскресшим, выходящим из гроба в светлом одеянии, в одной руке Крест – символ крестных страданий, другая – поднята в благословляющем жесте.

Киоты являются образцами прекрасной работы русских камнерезов Екатеринбургской гранильной и Колыванской шлифовальной фабрик. Выбор камней, из которых создавали киоты, не случаен. Эти же камни — зеленая ревневская яшма и розовый родонит — были использованы для создания надгробий над могилами императора Александра II и его жены Марии Александровны в Петропавловском соборе.

Для украшения киотов применялась яшма и других сортов — палевая аушкульская – для креста и ажурного орнамента наверху, яркая пестроцветная орская яшма — для узорчатых колонок и пластинок в центре киота. Выполненные с необыкновенным мастерством узоры киотов перекликаются с мозаичными орнаментами храма.

Каменное убранство собора поражает разнообразием. В интерьере Спаса на крови широко применялись не только камни российских месторождений, но и привезенные из Италии. Цокольная часть стен облицована итальянским серпентинитом или змеевиком, названным так за схожесть его рисунка с узорчатой змеиной кожей.

Пол храма, площадью свыше 600 кв.м выложен из разноцветного итальянского мрамора более чем 10 сортов. Он был выполнен по рисунку А.А. Парланда в генуэзской мастерской Джузеппе Нови, а собран на месте российскими мастерами. Толщина пластинок цветного мрамора – около 5 мм.

Каменное и мозаичное убранство взаимно дополняют друг друга и создают уникальный ансамбль храма, проникнутого идеей преодоления смерти Воскресением.

Храм вмещал в себя около 1600 молящихся, средства на его содержание выделяло государство.

Построенный на месте смертельного ранения императора Александра II, в послереволюционный период Спас на крови в определенной мере повторил судьбу царя-мученика. В 1917 году прекратилось поступление казенных денежных средств на содержание храма, в связи с чем, настоятель, Петр Лепорский, обратился к жителям Петрограда с предложением объединиться вокруг храма и по мере сил и возможностей разделить заботу о поддержании в нем благолепия.

По указу Народного комиссариата в марте 1918 года храм Воскресения и его сокровища перешли под управление и охрану Комиссариата народных имуществ Республики. В конце мая 1918 года комиссариат устанавливает свой штат служащих в храме, а в январе 1920 года передает его на условиях полного содержания церковной двадцатке, сделавшей Спас на крови обычной приходской церковью.

К сожалению, в это время весьма скудные пожертвования прихожан не могли покрыть эксплуатационные нужды здания. В здании не было отопления даже в зимний период.

В 1920-е годы Спас на крови, как и почти все русские храмы подвергся разграблению, лишившись большей части своих богослужебных предметов. С 1921 по 1923 год комиссия по изъятию церковных ценностей неоднократно проводит конфискацию церковного имущества в соборе и его ризнице (оклады, лампады, подсвечники, ризы, дискосы, ковчеги для святых даров, три напрестольных Евангелия, отличавшихся необычайным богатством оформления).

В 1922 году под давлением новой власти эксперты Академии истории материальной культуры объявили храм типичным памятником упадка русской архитектуры конца 19 века, не представляющим ни художественной, ни исторической ценности. Таким образом, его можно было беспрепятственно грабить.

30 ноября 1930 года президиум ВЦИК выносит постановление о закрытии Спаса на крови. Здание храма снимают с учета в Главнауке, а в январе 1931 года все его 14 колоколов отправлены в переплавку. Предполагалось, что здание храма будет снесено, поэтому собор временно использовался как склад.

Еще в конце 1930 года здание Спаса на крови было передано Обществу политкаторжан и ссыльнопоселенцев для культурно-просветительских нужд, и в 1934 году Общество организует здесь экспозицию, посвященную событиям 1 марта и истории народовольческого движения. Правда, эта выставка просуществовала всего несколько месяцев.

В это же время Комитет по охране памятников революции и культуры дал свое согласие на уничтожение Спаса на крови. Активная подготовка к ликвидации здания началась в 1941 году и была приостановлена только в связи с началом войны.

Во время блокады Ленинграда, в Спасе на крови размещался один из моргов. Собор пострадал из-за обстрелов, и следы повреждений сохранены на одной из мемориальных досок южного фасада. Большой артиллерийский снаряд попал в главный купол храма, не разорвался и пролежал между сводами почти двадцать лет. Рискуя жизнью, его обезвредил сапер Виктор Демидов в 1961 году. После войны собор арендует Малый оперный театр и устраивает в нем склад декораций. Здание продолжает разрушаться — после войны к «непрофильной» эксплуатации добавились разбитые стекла окон, отверстия от осколков в куполах и кровле, через которые внутрь попадала влага. Еще один критический момент в судьбе храма — 1956 год, когда городские власти в очередной раз задумали снести собор под предлогом устройства транспортной магистрали. Начиналась новая кампания уничтожения культовых зданий, продолжавшаяся более десяти лет.

Только в 1968 году собор был взят под охрану Государственной инспекцией по охране памятников при Главном архитектурно-планировочном управлении. Исполком Ленгорсовета 20 июля 1970 года принимает решение №535 «Об организации филиала музея «Исаакиевский собор» в здании бывшего храма Спаса на крови».

Началось многолетнее восстановление храма. Собор строили 24 года, а реставрационные работы продолжались 27 лет – их основной этап завершился только в 1997 году. Помните, у Розенбаума: "Мечтаю снять леса со Спаса на крови?"

Собор реставрировали и снаружи и внутри. Пришлось делать новую систему гидроизоляции, прокладывать новые коммуникации.

Поврежденные кресты, эмалевые купола, черепицу, облицовку фасадов реставрировали ленинградские мастера. Мозаику, на загрязненной поверхности которой были сколы, повреждения, частичные выпадения смальты, возрождала бригада талантливого реставратора Виктора Шершнева. Работа продолжалась 14 лет. Вся мозаика площадью 7000 кв.м промывалась, налет грязи счищался щетками, скальпелями и ластиками, места осыпания добирались.

Значительно пострадало каменное убранство храма. Больше всего был поврежден итальянский мрамор и серпентинит. Необходимо было не только вернуть камню первоначальный внешний вид, но и воссоздать утраченные детали. Все трещины и сколы тщательно заделывались мастикой в цвет камня, а затем мрамор вновь подвергался шлифовке и полировке. С этой работой замечательно справились ленинградские и уральские специалисты.

19 августа (по новому стилю) 1997 года в день Преображения Господня собор был открыт как музей. В настоящее время он имеет статус государственного музея в составе ГБУК ГМП «Исаакиевский собор».

Возрождается духовная жизнь храма-памятника. 23 мая 2004 года храм заново освящен...

Я побывала в Храме дважды - летом 2002 и в феврале 2017. При последнем посещении восхитила прекрасная организация - в стоимость входного билета в храм-музей входит ещё и экскурсионное обслуживание. Фотографирование- бесплатное. Ну и конечно, внутреннее убранство храма, по-моему, никого не оставят равнодушным! Лично я ничего красивее не видела!

Очень понравилась экскурсия, по-моему, за её основу взяты материалы сайта http://spas.spb.ru. Эту статью использовала и я при написании этого материала.

© 2023 «КОЧЕВНИК В ПУТИ». Сайт создан на Wix.com

  • Иконка facebook черного цвета
  • Круглая иконка Twitter
  • Круглая иконка Instagram черного цвета